Skip to Content

Вирус «в короне»: власть неизвестности

19 февраля 2020г.

Вирус «в короне»: власть неизвестности : Чего на самом деле стоит опасаться, и как к этому готовиться?// Мед. газета. - 2020. - №7. - С. 4.

Новое и неведомое всегда страшит, тем более, когда речь идёт о доселе незнакомом возбудителе опасного заболевания. Все телевизионные новостные выпуски начинаются темой коронавируса 2019-nCoV, ей посвящены полосы печатных изданий. Казалось бы, правильно: чем больше говорить об угрозе, тем осторожнее будут люди. Так ли это? Увы, нет. Ведь одно дело – эмоционально окрашенная информация, распространяемая в популярных СМИ, и совсем другое дело - конкретные и полезные сведения о новом вирусе, необходимые медицинскому сообществу. Именно за такими сведениями мы обратились к одному из самых именитых российских учёных-инфекционистов, советнику директора Центрального НИИ эпидемиологии, академику РАН Виктору Малееву.   

- Виктор Васильевич, за последнюю неделю появились ещё две новости о коронавирусе 2019-nCoV, способные посеять панику не только среди обывателей, но и среди медицинских работников. Сначала эксперт ВОЗ озвучил прогноз о возможности заражения 2019-nCoV двух третей жителей Земли. Вслед за этим другие эксперты заявили о способности вируса передаваться от человека человеку даже во время инкубационного периода. Вы более, чем кто-либо, знаете закономерности развития эпидемического процесса, и уже наверняка имеете информацию о характере данного вида коронавируса. По-вашему, этим прогнозам и оценкам можно доверять?

- У меня отношение к прогнозам вообще скептическое прежде всего потому, что за их несбыточность потом никто не несёт ответственности. Кстати, у Всемирной организации здравоохранения тоже бывают ошибки в прогнозах. В данном случае предположение основано на математическом расчёте, исходя из того, что каждый инфицированный 2019-nCoV может заразить двоих-троих человек. Давайте посчитаем: если нынешние 65 тысяч заболевших в Китае действительно заразят по два и даже три человека, то это будет в пределах 200 тысяч, но никак не две трети населения Земли. Разумеется, при условии соблюдения всех тех мер предосторожности, коллективной и индивидуальной профилактики, которые уже предприняты в самом Китае и в других странах.    

- И потом, не будем забывать, что мы имеем дело с респираторной инфекцией, а заболеваемость всеми респираторными инфекциями уменьшается при повышении температуры окружающей среды. Вспомните: вспышка атипичной пневмонии, вызванная вирусом SARS, начавшись в конце 2002 года, сама собой прекратилась к лету 2003 года. До весны осталось две недели, так что есть основания надеяться на окончание эпидемической вспышки данного коронавируса.  

- А что касается способности возбудителя инфекционного заболевания передаваться в инкубационном периоде - это же не новое свойство?

- Безусловно, нет. Вирусы иммунодефицита человека, гепатитов даже в период серонегативного окна, то есть отсутствия их клинических признаков и лабораторных маркёров, способны передаваться от человека человеку и так же опасны. Так что воспринимать сообщение о коронавирусе, представляющем опасность даже в инкубационном периоде, как некое открытие, нельзя. 

И вообще, все попытки установить длительность инкубационного периода для людей, инфицированных вирусом 2019-nCoV, пока малоэффективны. Причина проста. Во-первых, не все люди воспринимают начало любого респираторного заболевания одинаково, и те ощущения, которые одних заставляют бежать в больницу, другими воспринимаются, как вариант нормы. К тому же концентрация вируса в период инкубации нарастает у всех по-разному: у одних людей быстро, у других медленно, следовательно, они представляют разную опасность для окружающих. 

Одним словом, установить истинный промежуток времени между вероятным инфицированием 2019-nCoV и началом болезни крайне сложно. Поэтому появляются разные данные о длительности инкубационного периода при коронавирусе: от 14 до 24 дней. А вот на что я хотел бы обратить внимание профессионального врачебного сообщества, так это на информацию о резком росте числа заразившихся в Китае за последние дни. В начале эпидемии сообщалось о 3-4 тысячах заболевших за сутки, а тут внезапно сразу заболели 15 тысяч человек. Это  признак неуправляемости инфекции? Вовсе нет. Дело в том, что китайские медики просто не могли проводить за сутки больше 4-5 тысяч лабораторных исследований, парк оборудования не позволял. В результате пробы крови накапливались, а больным диагноз выставляли только по клиническим данным, без лабораторных. Теперь, вероятно, такая техническая возможность появилась, и полученные за сутки данные оказались столь неожиданными для всех, кто не в теме.

- Сведения о предположительном удлинении инкубационного периода у коронавируса до 24 дней должны ставить перед санитарной службой и системой здравоохранения Российской Федерации какие-то новые задачи?

- Подчеркну ещё раз: про 24 дня - это лишь предположения. Официально признано, что период инкубации при данной инфекции длится 14 дней. И пока иных официальных данных у нас нет, я считаю вполне оправданным и достаточным в России 14-дневный карантин. Эта мера всегда применяется при особо опасных инфекциях, а в данном случае мы имеем дело именно с такой инфекцией.

- Один из российских пульмонологов в соцсетях высказал опасение, что,  если начнётся вспышка коронавирусной инфекции в нашей стране, нам не хватит аппаратов ИВЛ. Это так?

- Прежде всего, я бы предостерёг коллег-медиков от подобных рассуждений в социальных сетях, поскольку это нагнетает страх у населения. Хотя по сути тревога доктора справедлива. Я не знаю, каков в настоящее время количественный парк дыхательной аппаратуры в российских больницах, но в период пандемии гриппа 2010 года такая проблема действительно была. Не всегда хватало аппаратов для эффективной искусственной вентиляции лёгких, поскольку для этой цели необходимы не любые, а именно высокочастотные аппараты ИВЛ, чтобы не повреждать лёгкие. Это - первое.

Второе: в ряде случаев при остром респираторном дистресссиндроме  необходимо проводить больным процедуру экстракорпоральной мембранной оксигенации (ЭКМО). В 2010 году у нас были весьма ограниченные возможности в применении данной технологии, да и сегодня, насколько я знаю, лишь немногие клиники в стране имеют ЭКМО. Важно понимать, что наличие такого оборудования может потребоваться не только для лечения пациентов с коронавирусом, это в такой же степени актуально для оказания помощи пациентам с осложнениями гриппа, а такие бывают ежегодно и в большом количестве.

Следующее, что необходимо иметь в виду: не обязательно сразу подключать больного к аппарату ИВЛ. В части случаев на начальном этапе нужно применять неинвазивные методы искусственной вентиляции лёгких, и, возможно, перевод на ИВЛ не потребуется.

Кстати, я вообще считаю, что тема проведения эффективной ИВЛ и ЭКМО должна быть рассмотрена на соответствующих уровнях вне ситуации с коронавирусом. Такое оснащение должно быть не только в профильных федеральных клиниках, но и на уровне первичной помощи, а именно в машинах санитарной авиации, которые нередко транспортируют больных в тяжёлом состоянии на большие расстояния.

- По опыту китайских специалистов, требует ли лечение при заболевании, вызванном коронавирусом, каких-то новых методов, особых схем лекарственной терапии? Или всё то же, что российские врачи знают и умеют?

- Никаких методов специфического лечения не разработано, поскольку для этого слишком мало времени: как мы знаем, по правилам доказательной медицины, любой новый лекарственный препарат или способ лечения должны пройти все стадии испытаний, а на это уходят годы. Поэтому сейчас ВОЗ называет основным методом лечения коронавирусной инфекции проведение интенсивной терапии.

Должен сказать, что ряд наших академиков приняли точку зрения ВОЗ как единственно верную и предложили следовать ей. Я один из тех, кто с ней не согласен. Да, специфических препаратов пока нет, но нельзя же просто наблюдать за больным и ждать, пока ему потребуется интенсивная терапия, если можно попытаться использовать какие-то препараты из уже имеющегося арсенала.

Известно, что коронавирус 2019-nCoV на 90% гомологичен коронавирусу SARS, вызвавшему вспышку атипичной пневмонии в 2002-2003 годах. И симптоматика этих заболеваний практически совпадает. Поэтому, когда в конце января 2020 г. Минздрав России и Роспотребнадзор попросили нашу рабочую группу составить временные методические рекомендации по лечению коронавирусной инфекции, мы исходили из того, что помогает при SARS: рибавирин, интерфероновые препараты и т.д. Кроме того, при инфекциях очень важна этиотропная терапия: попробуйте вылечить пневмонию без антибиотиков, только методами интенсивной терапии. Мы, конечно, интересовались тем, что делают сами китайские врачи. Оказалось, они применяют те же препараты, которые рекомендовала наша группа. Помимо этих лекарств китайцы в поисках работающей схемы лечения пробовали применять в общей сложности около тридцати препаратов от противовоспалительных и иммунодепрессантов до лекарств, назначаемых при шизофрении. На днях они включили в протокол лечения переливание больным плазмы крови выздоровевших пациентов, в которой высокое содержание антител к данному вирусу.

- Как вы считаете, это действительно хорошее решение?
 
- Не могу утверждать однозначно. Пока оно в основном эмпирическое, так как научного подтверждения эффективности ещё нет. А кроме того, переливание плазмы, как любая гемотрансфузия, должно быть строго регламентировано: необходимо типирование доноров и реципиентов, требуется длительная карантинизация плазмы либо её вирусная инактивация. В противном случае можно получить побочные эффекты, которые окажутся ничуть не лучше самой коронавирусной инфекции, а именно инфицирование ВИЧ, гепатитами, сифилисом. Конечно, чтобы минимизировать риски, лучше всего готовить в условиях фармпредприятий специфические иммуноглобулины из очищенных компонентов крови, но на это у китайских медиков сейчас просто нет времени. Думаю, терапия донорской плазмой будет проводиться там не тотально, а в исключительных, наиболее тяжёлых случаях.

- Виктор Васильевич, стратегический вопрос: для науки данная вспышка коронавирусной инфекции представляет интерес?

- Бесспорно, да. Прежде всего, предстоит разгадать загадку происхождения 2019-nCoV. Моя основная теория такова: любая инфекция, и данная в том числе - это природное явление. Все остальные версии - про то, что коронавирус создан в научных лабораториях, как бактериологическое оружие, что вспышка заболевания в Китае выгодна неким политическим кругам - мне представляются несостоятельными. То, что делает природа, никакие лаборатории создать не в силах. Вспомните пандемии чумы и испанки, в разные века уносившие от 50 до 100 миллионов жизней.

Если же это, как говорят другие конспирологи, проделки Большой Фармы, то она пока не предложила миру ничего кроме защитных копеечных масок, на которых сильно не заработаешь.

На мой взгляд, история с китайской вспышкой коронавирусной инфекции подталкивает нас к необходимости серьёзно заниматься палеопатологией, то есть изучением причин и механизмов появления в природе новых, патогенных для человека вирусов. Это большая интересная тема.

Подготовила Елена БУШ, обозреватель «МГ».