Skip to Content

Врачебная ошибка

Медицинская газета | № 46 от 27 ноября 2019г.

Нигде в мире не наказывают за врачебные ошибки!

Снижением уровня оказания медицинской помощи озабочены и пациенты, и сами медики. Однако вмешательство в процесс Следственного комитета, в последнее время активно использующего данный термин для того, чтоб в прямом смысле слова осудить врачей, во-первых, порождает определённые аналогии с печальным прошлым нашей страны,  а во-вторых, вызывает законный вопрос: может ли это привести к улучшению дел в нашем здравоохранении? Или, всё-таки, нужны какие-то иные меры? Прокомментировать ситуацию мы попросили президента АО «Медицина», академика РАН Григория Ройтберга.

-Григорий Ефимович, начнём, наверное, с качества  медицинской помощи. Ваша клиника является первой в стране, аккредитованной JCI (Joint Commission International). А недавно Вам лично вручена почётная медаль имени И.А. Ильина за большой вклад в создание и внедрение системы управления качеством медицинской помощи. Как достигаются подобные успехи?

-Вопросы качества  – это большой разговор. Но для начала – небольшой штрих, характеризующий общее положение дел.  Попытка введения в нашей стране  аккредитации лечебных учреждений в соответствии с мировыми стандартами  оказания медицинской помощи по стандартам JCI и аналогичных ей систем качества пока не увенчалась успехом. Значит, в целом что-то нужно срочно менять!

В России тоже есть системы оценки качества медицинской помощи, например, аккредитация по «Практическим рекомендациям по организации внутреннего контроля качества и безопасности медицинской помощи» Росздравнадзора. Очень строгая и серьезная проверка. Мы, кстати, первые среди частных клиник России и первые в Москве среди медицинских учреждений успешно прошли эту проверку, и Росздравнадзор  присвоил АО «Медицина» статус Центра компетенций для медицинских организаций России.  

-Каким образом можно менять? Наказывать?

-И наказывать, в том числе. Но только, в первую очередь, необходимо разделить три понятия, которые, как мне кажется, несколько смешались в представлениях  высокообразованных юристов. Это – «врачебные ошибки», «ненадлежащее оказание медицинской помощи» и «халатность».  Вот две последние вещи должны быть предметом интереса Следственного Комитета. Как известно, «ненадлежащее оказание услуг» -  это серьезная уголовная статья. И судя по тому, что я узнаю из прессы и с чем сталкиваюсь иногда на деле, ситуация принимает катастрофические формы. Недавно к нам привезли  больного, которому делали нейрохирургическую операцию в так называемом «Институте нейрохирургии» - а он располагался, представьте себе, в помещении бывшей трёхкомнатной квартиры, и на  дежурстве там обычно - только медсестра. Поэтому я отношусь с большим уважением к мерам, принимаемым для повышения ответственности врачей,  и к возможности защиты пациента от каких-либо нарушений со стороны медицинской службы. Но нигде в мире не наказывают за врачебные ошибки, потому что это  результат добросовестного заблуждения врача вследствие ограниченности знаний в этом вопросе  - при выполнении всех необходимых и известных на данный момент  протоколов, что не является уголовно наказуемым преступлением.

- Слышала, что в день рождения клиники, который пройдёт буквально на днях,  вы пригласили выступить  Эдварда Радзинского с расследованием «Дела кремлёвских врачей». Что это всё-таки было? Исключительно политические игры?

- Мы исследовали этот  вопрос, и могу сказать, что все лица, репрессированные и посаженные,  совершили реальные, доказанные врачебные ошибки. Например, так называемое убийство товарища Жданова (похоже, сегодня Следственный комитет его бы квалифицировал так же).  Да,  это была ошибка великого Вовси и не менее великого Этингера - одного из основных разработчиков метода электрокардиографической диагностики инфаркта миокарда.  Там было ЭКГ, которое я сегодня назвал бы сомнительным. Но накануне операции оно было принято, а через 2 года, когда появился политзаказ, его подняли и приобщили к делу, как свидетельство злого умысла медиков.

Были ошибки и у великого  терапевта Василенко,  и у Юдина,  и у всех остальных корифеев.  Причём находить их помогал чекистам профессор Раппопорт, которого угрозой расправиться с его дочерью  вынудили «сотрудничать со следствием». То есть, у всех, строго говоря, есть ошибки. Но если судить так, как сейчас, в России нет врачей, которые не могут быть посажены. Мы можем сегодня обсуждать ошибки и Гиппократа, и Маймонида, и  Плетнёва, и Мудрова  - да кого угодно. Но они действовали на уровне современных им знаний. Герой сериала «Доктор Хаус» – истинный гений, но посмотрите, какое количество ошибок он делает. Он говорит: удалим  эту  опухоль. А потом оказывается, это не опухоль. Так, давайте искать другое. Он совершил ошибку, и это причинило больному дополнительные страдания. Но он спас ему жизнь! 

-Что же может уберечь от ошибки?

-Есть  великая защита врача:  выполнение всех действий в соответствии с рекомендациями. Например,  пациенту с болями в области сердца  и неизменённой ЭКГ мы обязаны  повторить ЭКГ и  взять  кровь на ферменты  потому что налицо один из симптомов инфаркта – боли.  Если вы этого не сделали, в  80, а то и в 90 % случаев всё может обойтись. А в остальных – неизвестно. А если, как у товарища Жданова?  Тогда это будет классифицироваться, как вина врача, не выполнившего то, что рекомендуют лучшие умы человечества в медицине. Потому что  протоколы  – это предел знаний на сегодня.  

- В вашей практике были ошибки?

- Да. Но ни одна ошибка, как таковая, не привела к смерти пациента.

- А в  клинике? И что вы делаете, чтоб их свести до минимума?

- Вся система JCI    направлена на уменьшение человеческого фактора, на его нивелирование.  Считается, что если  в клинике 500 медицинских работников,  то, согласно американским стандартам, там должно быть не менее 500 ошибок в год. О любой нашей ошибке  мы сообщаем в JCI.   Их анализируют и создают систему контроля, которая не позволяет такие ошибки делать другим. Кроме того, у нас ведётся большая работа  с  предошибками.

- И такое возможно?

- Бывают ситуации, когда можно понять: если чего-то не сделать или сделать не так, это приведёт к ошибке. Мы строим систему, которая позволяет максимально уменьшить такую вероятность. Благодаря этому выявляется достаточно много предошибок. И тех, кто  указал на ошибки или предошибки, мы не то что не наказываем, - поощряем!  В этом году победителем стало диагностическое отделение, в прошлые годы  дважды лидировал   стационар.

- С ошибками понятно. А каковы критерии  ненадлежащего оказания врачебной помощи  и халатности?

- Необходимо разделить: «я не мог сделать больше» и «я забыл что-то сделать». Если первое – это ошибка, то второе – уже  уголовно наказуемое деяние. А халатность – «я не захотел этого делать».

- Не будет ли развернувшаяся «охота на ведьм»  стимулом к тому, что ошибки станут замалчивать? И можно ли это сделать?

- У нас – нет. Да и в мировой практике это не принято: считающаяся одной из лучших в мире американская клиника Мэйо постоянно публикует перечень обнаруженных врачебных ошибок.

- А теоретически?

- Сегодня единственным толчком являются жалобы больных и их родственников. Да, в 90% случаев они обычно основаны ни на чем. А 10% являются реакцией на реальные ошибки. Но их следует рассматривать именно как ошибки, и к ним должно быть самое бережное отношение. Ведь это то, что помогает нам стать лучше. Но их разбор  - прерогатива профессионального сообщества, а не судебных органов. Беседу вела Алёна ЖУКОВА, корр. "МГ", Москва.


Имеет ли врач право на ошибку? // Медицинская газета. - 2019. 23 сентября

Комитет Государственной Думы России по охране здоровья создаёт рабочую группу из  представителей профессиональных медицинских ассоциаций, юристов и законодателей. Её задача - выработать чёткие и действенные предложения по обеспечению безопасности врачебной деятельности в Российской Федерации.  
 
По словам председателя Комитета Дмитрия Морозова, пакет предложений, которые затем должны будут получить правовое закрепление, необходимо разработать и узаконить в кратчайшие сроки. Этого требует сложившаяся в нашей стране ситуация, при которой из-за нерешённости вопроса о правой и социальной защите врача нарастает дефицит кадров в специальностях, связанных с наибольшими профессиональными рисками: хирургия, акушерство-гинекология, анестезиология-реаниматология. Ускорение этому процессу придали усилившиеся в последние два-три года необоснованные «наезды» на медицину и медиков со стороны средств массовой информации за якобы допущенные врачебные ошибки, крепнущее явление «пациентский экстремизм», а также пристальный и не всегда здоровый интерес правоохранительных органов к здравоохранению.  
 
Об этом шла речь 20 сентября на заседании «круглого стола» в Комитете Госдумы РФ по охране здоровья. Его участниками стали более двухсот врачей и учёных-медиков, специалистов в области медицинского права, членов общественных пациентских организаций, студентов медицинских вузов. Изначально тема круглого стола была обозначена так: «Хирургия - зона профессионального и юридического риска», однако участники встречи настаивали на том, что эту формулировку необходимо расширить, заменив слово «хирургия» словом «медицина».
 
- Парадоксальная картина: чем лучше мы лечим и чем более высокие результаты в медицине получаем, тем больше растёт количество жалоб на врачей, - сформулировал главную идею встречи Президент Национальной медицинской палаты Леонид Рошаль.
 
Со своей стороны Президент Российского общества хирургов Игорь Затевахин поставил вопрос ещё острее: «Может ли медицина развиваться без потерь? Нет. Вспомним, как изначально становилась хирургия врождённых пороков сердца: летальность была близка к 100%. Но, если бы тогда всех врачей пересажали в тюрьму, имели бы мы сегодня такие успехи?»
 
Обсуждение было эмоциональным и продолжалось почти четыре часа. Участники дискуссии рассмотрели все аспекты обеспечения безопасности медицинской деятельности от повышения качества подготовки врачей и разработки актуальных профессиональных стандартов до страхования врачебной ответственности и правовой защиты деловой репутации медиков и лечебных учреждений.
 
Подробнее об этом событии читайте в одном из ближайших номеров «МГ».   
 
Елена БУШ, обозреватель «МГ».
ФОТО пресс-службы ГД РФ
 


22.09.2019 Российская газета - Федеральный выпуск № 212(7970)

Врачебная ошибка следствия: Врачей защитят от необоснованного уголовного преследования  / Текст: Татьяна Замахина

За неожиданные осложнения у больных врачам не должно грозить уголовное наказание, заявили в Комитете Госдумы по охране здоровья. В нижней палате парламента предлагают продумать цивилизованный механизм наказания за "врачебные ошибки" - чтобы не было рисков злоупотреблений. Для этого на Охотном Ряду создадут рабочую группу по правовой защите медработников. По информации Следственного комитета, в 2018 году в России было возбуждено более двух тысяч уголовных дел, связанных с тем, что принято называть "врачебными ошибками". Это почти на четверть больше, чем в 2017-м. При этом важно, что термина "врачебная ошибка" до сих пор нет ни в одном законодательном акте. В результате правовой неопределенности "с юридической точки зрения этот термин сегодня может означать очень многое", пояснил глава профильного комитета Дмитрий Морозов. Среди прочего и просто несчастный случай, неожиданная реакция организма и т.п. Но ведь это не ошибка, подчеркнул парламентарий.

В конце минувшей недели депутаты обсудили проблему с медиками, и те предложили узаконить более цивилизованный механизм. Необходим институт страхования ответственности врачей, заявил президент Ассоциации сердечно-сосудистых хирургов России Лео Бокерия.

С этим согласен Дмитрий Морозов. Однако, по его мнению, быстро сделать это не получится, поскольку сегодня в России врач не считается субъектом права, у него нет лицензии, как у его коллеги за рубежом. "Наши врачи - это сотрудники конкретных медицинских организаций", - напомнил депутат. В связи с этим он считает более целесообразным развивать профессиональные ассоциации, создавая в них сильные юридические службы. Каждый врач должен стать членом такой ассоциации по своему профилю работы. "И когда мы говорим об административном наказании, первое, что должно быть, - это исключение из ассоциации, - подчеркнул он. - Так делается во всем мире".

Некоммерческие профессиональные ассоциации при этом должны заниматься досудебной независимой экспертизой и делать ее результаты публичными. А Следственному комитету и прокуратуре стоит разработать порядок разбирательств по "медицинским делам" с учетом этой экспертизы, предложил председатель Комитета Госдумы. Для того чтобы выйти на необходимые решения в ближайшем будущем, и создается рабочая группа.

Развитие института страхования ответственности врачей также будет рассматриваться в Госдуме. Как отметил член Комитета ГД по охране здоровья Борис Менделевич, в России, согласно Закону "Об основах охраны здоровья граждан в РФ", медицинские и фармацевтические работники уже имеют право на страхование риска своей профессиональной ответственности. Однако данный вид страхования не развит, ведь медорганизации по закону могут отказать в заключении подобного договора страхования, пояснил депутат.

Дискуссия о защите врача от необоснованного преследования за "врачебные ошибки" приобретает особую актуальность в связи с предложением Следственного комитета лишать медиков свободы на срок до семи лет за ненадлежащее оказание помощи. Максимальное наказание, согласно инициативе, будет грозить в случае гибели двух и более пациентов.

Обойдемся без суда : Медстраховщики откроют офисы для защиты пациентов / Текст: Марина Гусенко // Российская газета - Федеральный выпуск № 214(7972).-  24.09.2019 

Страховые медицинские организации в период с 2020 по 2024 годы откроют в регионах представительства по защите прав пациентов, застрахованных в системе обязательного медстрахования (ОМС).

Об этом говорится в законопроекте, подготовленном Минздравом России. Документ проходит общественное обсуждением на Федеральном портале нормативных правовых актов. Подготовлен он в рамках реализации нацпроекта "Здоровье", который в том числе предполагает, что с 2025 года в России заработает досудебный порядок урегулирования жалоб пациентов в любом регионе России, вне зависимости от того, в каком из них они получали полис ОМС.

Законопроектом предлагается внести в закон об основах здоровья граждан положение о возможности применения процедуры медиации. В пояснительной записке также отмечается, что для защиты прав пациентов при получении помощи за пределами региона, в котором выдан полис ОМС, предлагается установить в правилах особенности применения санкций к медучреждениям.

Как пояснил "РГ" президент Лиги защитников пациентов Александр Саверский, медиация - это несудебный, "мирный" метод урегулирования споров. Медиатор - посредник в конфликте. И получается, что по законопроекту роль медиатора планируется отдать страховым медицинским организациям. По мнению эксперта, есть риски, что в этом случае медиация будет не на стороне пациентов, так как страхования компания - организация "заинтересованная", поскольку она состоит в финансовых отношениях и с территориальными фондами ОМС, и с медицинскими учреждениями. Заключает с ними договоры и финансирует предоставление услуг. "Чтобы система медиации стала не формальной, а реальной, роль медиатора стоит отдать независимым организациям", - считает Саверский. Он также поясняет, что сейчас, если медики причинили вред пациенту, компенсацию за это крайне сложно получить без решения суда, поскольку деньги, поступающие страховщикам и в медучреждения, по сути, государственные. И просто появление механизма медиации в новом законе ничего не изменит. Да и деньги на компенсацию будут в итоге взяты у страховой компании. И сейчас, и потом ей будет невыгодно вести дела в интересах пациентов, заключает Саверский.


Право исправить : Врачей не будут сажать в тюрьму за неумышленные просчеты / Текст: Ирина Невинная // https://rg.ru/2019/10/08/v-zakonodatelstve-poiavitsia-chetkoe-poniatie-vrachebnoj-oshibki.html

Обойдемся без суда : Медстраховщики откроют офисы для защиты пациентов / Марина Гусенко // https://rg.ru/2019/09/24/medstrahovshchiki-otkroiut-ofisy-dlia-zashchity-pacientov.html

Проведут по маршруту : Страховые представители помогут / И Невинная // https://rg.ru/2019/09/15/strahovye-predstaviteli-pomogut-pacientam-naladit-kontakt-s-vrachami.html

Nike Herre Sko Udsalg